Версия сайта для слабовидящих
Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
A A A
Изображения:

Поникаров Н.А. Твои люди, Зеленогорск

30 июля 2019 - Гаврилова Н.П.

           Твои люди, Зеленогорск. Поникаров Николай Александрович                

            Николай Александрович – уважаемый ветеран Управления строительства № 604,    полковник в отставке;  имеет статус «Дети войны». Сегодня, 30 июля, у этого человека большой юбилей. И так приятно рассказать о нём  в такой знаменательный день.

Музейщики  давно знакомы  с Николаем Александровичем, особенно много узнали о жизни, учёбе, работе из его воспоминаний. Он назвал их так:  «Детство, опалённое войной, дало закалку на всю жизнь». Его своеобразная «исповедь» опубликована в книге «Я помню, значит, смогу передать… Дети войны – о войне», вышедшей  в свет к 70-летию Великой Победы, в 2015 г., в муниципальном музейно-выставочном центре.

«Я родился 30 июля 1933 года в д. Мартьяново Ильинского района Ивановской области. Моя деревня располагалась в девяти километрах от станции Итларь Ярославской железной дороги, на 172 километре от Москвы.

В двух километрах от станции Итларь находится бывшая дача Ф.И. Шаляпина, на крутом и высоком берегу реки Нерль. Это очень живописное место и природа. По рассказам очевидцев голос Ф.И. Шаляпина, когда он запевал рано утром, был слышен на расстоянии пяти-шести километров. При советской власти там был прекрасный санаторий отдыха, потом детский дом.

Деревня, где я родился и рос, типичный населённый пункт в средней полосе России, численностью 55-60 жилых домов. Таких деревень, расположенных в Ивановской, Ярославской и других областях, были сотни, и они  располагались в трёх-четырёх километрах друг от друга. В каждой был колхоз. В годы войны 1941-1945 гг.  колхоз в моей деревне работал и функционировал, несмотря на то,  что рабочей силой были в основном женщины, подростки (допризывники в армию), и старики. Работала ферма крупного рогатого скота, конный двор на 30-40 лошадей, овцеферма.

В 1941 году мне уже было девять лет, я пошёл в первый класс в Хлебницкую начальную школу. Занятия проводились в две смены. Учителем была Клавдия Никифоровна – прекрасный педагог в возрасте 35-40 лет. Учился я хорошо, так как в пять лет  уже умел читать, мог заучивать стихотворения. Каждый день в 11 часов нас кормили в войну бесплатным школьным завтраком: каша или какой-либо суп, компот. Я до сих пор помню вкус горохового супа.

До деревни Хлебницы, где была школа, от нашей деревни было два километра. И мы ежедневно утром преодолевали это расстояние в два километра, а после занятий снова шли домой. То есть моцион в четыре километра был регулярный – шесть раз в неделю. С учётом разных возрастов нас ходило в школу от 12 до 15 человек. В основном это были девчата, так как многие мои ровесники, мальчишки, окончив 3-4 класса, школу бросали. В годы войны не хватало бумаги, поэтому использовали всякие от старых книг чистые страницы. Электрического света не было, вечерами писали домашние задания  и читали при керосиновой лампе или при свечах.

После призыва отца в первые дни начала войны моя мама осталась с пятерыми детьми: четыре сестры и я. Я был вторым ребёнком – мне не было ещё восьми лет, старшей сестре не было и десяти  лет, а остальные – младше. Поэтому мне с малых лет пришлось работать по хозяйству: с мамой пилить дрова двуручной пилой, колоть дрова. А осенью ездили в лес и пилили с корня сухие деревья на дрова,   на тачках привозили их домой. Иногда заготовленные дрова оставляли в лесу до выпадения снега,  и тогда перевозили на санках. После занятий в школе мы осенью помогали женщинам убирать в поле колхозную картошку. Выкопанный картофель подростки на лошадях свозили и закладывали в бурты на хранение. Зимой нам привозили из колхоза два-три мешка картофеля,  и мы его чистили, резали ломтиками и сушили в русской печке на противнях,  потом сдавали для отправки на фронт.

Летом в 1941 году, в июле-августе, и до самой осени через нашу деревню гнали коров «смоленской породы» (так говорили взрослые). Для распределения по другим сёлам. Это был скот из оккупированных областей и с Украины. А ещё я хорошо помню, как в начале октября через нашу деревню проезжала воинская часть  с техникой, кухнями, вооружением. Солдаты ночевали по несколько человек в каждом доме. У нас в доме поселилось 5-6 человек штабных офицеров. Рано утром, часов в шесть, они быстро собрались и уехали в сторону Москвы. Возможно, это были части сибирских дивизий, которые принимали участие в параде в Москве на 7 ноября 1941 года.

В вечернее время и ночами мы видели лучи прожекторов в небе, в сторону Москвы.  Иногда слышали гул раскатов и  взрывов. Немецкие самолёты несколько раз осенью 1941 года сбрасывали бомбы вдоль железной дороги «Москва-Ярославль». Потом позднее я читал (будучи взрослым) это они прилетали бомбить Рыбинский завод в Ярославской области, который выпускал авиационные двигатели. Город Рыбинск — напрямую немногим более 100 километров от нас. Иногда бомбы сбрасывали и на станции Сильницы, в 20-и километрах от нашей деревни и от города  Ростов-Ярославский.

В годы войны  в нашей деревне жили несколько семей эвакуированных из Москвы и Ленинграда. Среди них были дальние родственники когда-то живших в деревне. Я подружился с одним из мальчишек, с Георгием Шалаевым, а мы его звали Жорик….В годы войны наша семья получала хлебные карточки на каждого иждивенца – 400 гр. хлеба, а нас было пятеро. В мою обязанность входило каждый день в магазине отоваривать карточки и получить два килограмма  ржаного хлеба. Его  выпекали в д. Хлебницы (наш сельсовет), где была и школа. Когда я получал хлеб, то всегда был довесок, так как булка хлебная разрезалась и были больше или меньше два килограмма. Если довесок был маленький, я его по дороге домой  съедал, если -  большой, то я его не мог съедать. Я до сих пор не знаю вкуснее и душистее хлеба, что пекли тогда в деревенской пекарне.

 Не могу не отметить и забыть ещё одно полезное дело, к которому мы,  дети 7-10 лет, были причастны и выполняли эти обязанности с желанием, хотя это было сопряжено с трудностями  для детского возраста. Это была большая нагрузка. Наша мама работала в колхозе,  и за работу ей начисляли трудодни, а денежной оплаты не существовало. Поэтому финансовый дефицит в семье всегда был, так как нужно было покупать одежду, керосин и другие товары. Выход был один – нужно было продать часть молока или молочной продукции от единственной коровы, которую мама старалась сохранить как кормилицу нашей семьи. Главная проблема была в заготовке корма для коровы на зиму. Кроме сена, которое мама заготавливала вместе с нами с участка сенокоса, которое выделял колхоз каждому владельцу коровы, мы вручную ходили и щипали траву в болотистых местах и сушили у дома. А также заготавливали веники (берёзовые и лиственных пород) для овечек, которых тоже выкармливали и держали для того, чтобы настричь шерсть для валки валенок, а барашек – резали на мясо. «Излишки» молока мама по выходным дням продавала на рынке…

Помню,  нашу деревню окружали прекрасные смешанные хвойно-лиственные леса: сосна, ель, берёза, осина. Были массивы чистой сосны, стройной корабельной фактуры. Периодически сосну заготавливали как строевой лес,   и на месте вырубки делянок разрастались плантации земляники, а черника росла в елово-лиственных массивах. К осени на делянах вызревала брусника. И вот мы, ребятишки 6-7-8-9-10 лет, всё лето ходили и собирали ягоды. Выходили из дома в 6-7 часов, чтобы до жары,  и,  когда кусаются оводы, гнус, пауты,   с 11 часов, мы к обеду возвращались с затаренными корзинами домой. Босые или в старой обувке ходили по холодной росе и елово-сосновым шишкам, сучьям, иногда ранили ноги,  и все эти боли стойко переносили. Потом собранные ягоды мама продавала на базаре. Даже ходили в райцентр (Ильинское) за 25 км. Я сопровождал маму, так как ей одной было тяжело нести ягоду стаканов 100-150 в корзинах. Зато труд окупался деньгами. Это было большое подспорье в крестьянском хозяйстве. Сбором и продажей ягод наша семья и другие многодетные семьи занимались не только в войну, но и в послевоенные годы.

В каникулярные летние месяцы я и мои сверстники в возрасте 10-13-14 лет работали вместе со взрослыми на заготовке сена, бороновали в поле пашню, вывозили навоз с подворий и колхозных ферм. Лошадей нам запрягали взрослые парни, которых ещё не призвали в армию, а мы уже ими управляли. Тяжелее всего было разгружать телегу с навозом цапкой (двухрожковые изогнутые вилы). Вот так удобрялись колхозные поля органическими удобрениями в те суровые военные годы и несмотря на отсутствие рабочей силы. И когда я в 2006 году был в гостях у сестёр в г. Ярославле, и мы проехали по нашей деревне, которой уже не было, а были отдельные домики московских дачников, а вокруг заросшие бурьяном поля, сердце обливалось кровью, а боль и тоска вызывали слёзы о том, что стало с селом в наше время. Время капиталистических реформ, после разрухи и ликвидации СССР.

В 1949 году я окончил успешно 7 классов хлебницкой школы. Нас приняли в члены ВЛКСМ, и я был избран комсоргом. В этом же году я поступил в Ростов-Ярославский сельскохозяйственный техникум на отделение «Полеводство». Отделение было «Плодоовощное». На каждом отделении обучалось по две группы по 25 человек. Техникум был в системе союзного МЛ и ПП (министерства лёгкой и пищевой промышленности)…

Ростов – старинный русский город с населением более 60 тысяч человек. Кроме нашего техникума там было педучилище и четырёхгодичным сроком обучения, техникум механизации с/хозяйства, где готовили механиков по ремонту и обслуживанию сельхозтехники.

Студенческие годы учёбы в техникуме после сельской школы дали для меня большой толчок и импульс в приобщении к культурно-массовой работе и эстетическом воспитании. С первых дней учёбы я был активным участником общественной жизни. Я участвовал в работе драматического кружка, которым руководила Варвара Михайловна Соболева, преподаватель русского языка и литературы…

С первых дней занятий по физкультуре проявились мои способности в беге на короткие дистанции (100, 200, 400 метров), а зимой – в лыжном спорте. Все четыре года я был в сборной лыжной команды техникума, и мы неоднократно были победителями городских соревнований по лыжным гонкам, в том числе выигрывали в эстафетных соревнованиях.  В числе лучших спортсменов лыжных гонок были и мои однокашники: Ю. Алешонков, Н. Виноградов и другие. Я выполнил норматив 2 разряда, а до 1 разряда так и не дотянул секунд 15-20. На фоне того, что и в техникуме механизации было 98% парней, а в педучилище – 40% -50%, победа нашего техникума была феноменом и свидетельствовала о высоких спортивных данных наших ребят. С первого и до последнего курса учёбы я был бессменно членом комитета ВЛКСМ техникума. Техникум я закончил с хорошими и отличными оценками и всего лишь из-за нескольких оценок (4) я не получил диплом с отличием. На 3 и 4 курсах был на производственной практике. На 3 курсе в Пензенской области с выполнением в качестве рабочего на разных работах (прополка, заготовка кормов, уборка зерновых). На 4 курсе – в Краснодарском крае в совхозе им. Сталина № 2, недалеко от г. Армавира. Исполнял обязанности дублёра-агронома.

По окончании техникума я получил направление в Башкирию (Башкиротрест). Пишу об этой своей странице жизни, вспоминая те времена с благодарностью в адрес советских порядков, дисциплины и уважения к правам человека. Я мог бы и не поехать в Башкирию, меня никто бы и не искал, но была дисциплина и уважение к законам и порядку…

Весной 1954 года,  в период посевной компании,  мы  впервые в совхозе посадили опытный участок картофеля квадратно-гнездовым способом. А зимой я ездил в г. Уфу,  и получили мы оборудование и инвентарь для посадки этим методом. Тогда это было модно и внедрялось потом повсеместно. В конце августа — начале сентября меня вызвали в райвоенкомат, так как я уже год получил отсрочку от призыва в армию. Мне предложили поступить в Новосибирское военно-техническое училище, куда шёл набор. Я согласился, и после прохождения областной медицинской комиссий с группой ребят мы прибыли в Новосибирск.

Пройдя месячные карантинные сборы и сдачи вступительных экзаменов, нас зачислили курсантами НВТУ Главпромстроя МВД Минсредмаша. Учился я успешно по всем предметам, и окончил училище по 2 разряду. Все три года я входил в сборную училища по лыжам. Мы выступали на городских и областных соревнованиях г. Новосибирска. По выпуску нам было присвоено звание «лейтенант» с выдачей диплома техника строителя ПГС (промышленное и гражданское строительство), что давало право занимать должность прораба.

Группа в составе восьми молодых лейтенантов (в т.ч. и я) были направлены в г. Челябинск-70 в ноябре 1957 года. Я попал в в/ч 25528, полк-район, где командиром был подполковник Черников А.Н., участник войны. Нас поселили в штабной барак. Городок в/ч располагался в лесу. Нас поставили на довольствие при столовой военных строителей с удержанием стоимости питания. До основной площадки – стройобъекта было 3-4 км, а до города  — 7-8 км. Штаб УВСЧ находился в посёлке (как у нас пос. Октябрьский). Там же был и клуб «Строитель» — единственный очаг культуры, так как город только начинал застраиваться. Попав в такие сложные бытовые условия после Новосибирска, некоторые наши однокашники ударились в «выпивку». С нами старшие офицеры проводили воспитательную работу. Мы были назначены на должности зам. командира роты.

Когда открыли при части школу по подготовке сержантов, я был назначен замполитом, а Володя Саушкин – командиром школы. В июне 1958 года состоялся выпуск школы сержантов из 6 полков…

В мае 1960 года я был избран заместителем секретаря комитета комсомола Управления строительства п/я 4044, а секретарём комитета был Лукьянов А.В. В 1963 году он уволился из армии и его взяли инструктором ГК КПСС, а я был избран секретарём комитета комсомола стройки…

В 1966 году я был назначен начальником отдела кадров Управление строительства  п/я 4044. При уходе с комсомольской работы я был награждён знаком «За активную работу в комсомоле». Этот знак я храню и одеваю в торжественные праздники и в день рождения комсомола – 29 октября.

Челябинск-70 тех лет был городом молодых учёных, конструкторов и талантливых специалистов. Работали два конструкторских бюро, где трудились специалисты с высшим образованием. В городе функционировал филиал № 6 МИФИ. Директором его был Игорь Павлович Тютерев. Его потом избрали первым секретарём ГК КПСС. Позднее он работал председателем горисполкома.

За время службы в Челябинске-70 я заочно окончил исторический факультет Уральского госуниверситета имени А.М. Горького…

А впереди уже маячил Красноярск-45. В июне в ЦИПКе г. Обнинск прошла учёба руководителей кадровых служб 10 и 11 главков Минсредмаша. Я там тоже был. По окончании учёбы объявили, кому остаться в аудитории, вт.ч. меня. Заместитель начальника Управления кадров Министерства Пёрышкин И.Н. и начальник ОК 19 ГУ Кочетков В.Ф.провели со мной собеседование и объявили, что есть предложение направить меня начальником отдела кадров Управления строительства № 604. Так как подполковник Шишкин И.В. начальник ОК УС-604 просит освободить его от этой должности. Бывший замполит в/ч 55189 просто не был готов к кадровой работе, и сам понял, что это не его стихия.

Таким образом, по решению ОК 10 Главка я после всех процедур «согласования» был направлен в г. Красноярск-45.   В октябре 1969 года приступил к исполнению обязанностей начальника отдела кадров Управления строительства  № 604. За период с 1956 по 1969 год до меня сменилось три  начальника ОК стройки.

Я проработал 27 лет: с 1969 по 1996 гг. В  отделе кадров работали опытные работники: Ф.Е. Однолько, С.Ф. Сафронов, А.П. Дроздов, А.Г. Федотов, А.Г. Кургузова и многие-многие другие. Качественный состав ИТР был стабилен,  но практиков было около 25%. Буквально за пять лет показатели были улучшены за счёт обучения на вечернем отделении техникума и приёма новых работников только дипломированных специалистов с высшим образованием. Отбор молодых специалистов из КИСИ и других вузов Красноярска позволил создать резерв для выдвижения на руководящие должности. Для молодых специалистов были льготы для выделения жилья семейным вне очереди. Для молодожёнов из числа выпускников ГПТУ-39 был специальный фонд в общежитии.

В мае 1970 года начальник УС №604 Трепалин В.П. был переведён в г. Шевченко. Начальником Управления строительства был назначен Н.В. Фирсов, воспитанник П.Т. Штефана (Красноярск-26).с его назначением стройка получила как бы второе дыхание, так как по основному заказчику ЭХЗ объёмы были  незначительными, и УС помогало строить в г. Краснокаменске. Было создано СМУ. В Литве был стройучасток, а также в Селятино (Подмосковье).

В 1972 году началось строительство  завода «Сибволокно». В  1973 году я был назначен заместителем начальника УС № 604 по кадрам и быту. В те годы этим вопросам уделялось большое внимание. Была построена база отдыха строителей, функционировал пионерский лагерь «Строитель» на 250 пионеров в одну смену, на берегу р. Кан. В подразделениях работали 4 базовые столовые и пункты приёма пищи во всех подразделениях: РМЗ, УЖДТ, УПТК, УАТ, ЖБИ-1, ЖБИ-2. Летом мы принимали студенческие отряды численностью 250-300 человек. В основном они работали на строительстве дорог и сельхозобъектах. Уделялось постоянное внимание обучению кадров. Был построен учебный комбинат с производственными мастерскими, где готовились шофера, механизаторы, электросварщики и другие специалисты. Ежегодно из ГПТУ-39 выпускались специалисты строительных профессий 200 человек. Все они устраивались на работу, им предоставлялись места для прохождения производственной практики. За счёт приёма вольнонаёмных  работников шла постепенная замена военных строителей, и к концу 80-ых годов был ликвидирован последний отряд ВСО…

Назову несколько фамилий этих замечательных людей, так как трудно всех перечислить. Они сегодня здравствуют и проживают в городе: В.И. Налобин, К.Я. Акбулатов, В.С. Красногор – кавалеры ордена Ленина, Боева Г.А. – бригадир маляров СМУ-7,  награждена орденом Трудового Красного Знамени.

К руководству подразделениями выдвигались лучшие специалисты, проявившие себя как в труде, так и в воспитательной работе. Сегодня многих уже нет, но их имена помнят все строители и жители города: Ю.В. Фомин, Л.Е. Тючкалов, В.П. Чертановский, В.Ф. Стешенко, А.И. Гомоненко, Г.Н. Волынкин, Н.П. Ермаков и многие другие.

В разное время коллективом строителей руководили начальники стройки: К.Н. Полосков, А.В. Курганов, А.В. Пичугин, В.П. Трепалин, Н.Ф. Фирсов, Е.В. Рыгалов. У каждого из них был свой, только ему присущий стиль руководства, а цель одна – своевременное выполнение правительственного задания по строительству градообразующего предприятия: ЭХЗ, объектов города, ГРЭС-2.

Мне посчастливилось работать с А.В. Пичугиным, В.П. Трепалиным, Н.В. Фирсовым, Е.В. Рыгаловым. Оглядываясь на пройденный путь с высоты 83 прожитых лет, я всегда вспоминаю суровые и тяжёлые годы детства в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и послевоенные годы, которые дали закалку на всю жизнь.

Я  благодарен моей маме, Лиде Ивановне, которая нас,  пятерых детей, сумела сохранить, воспитать в труде в тяжёлых условиях войны. Она прожила 93 года, овдовела в 58 лет. Я до  последних дней ей помогал материально, а когда работал, ежегодно заезжал к ней, где бы ни  проводил отпуск. А она в свою очередь всегда говорила и гордилась, что воспитала и взрастила полковника».

Мы искренне поздравляем Николая Александровича Поникарова с юбилеем!  Только крепости духа и приятных минут отдыха. Всегда рады видеть Вас в стенах музейно-выставочного центра.

Материал подготовлен Гавриловой Н.П., заведующей отделом «История города» МБУ «ЗМВЦ»

Похожие статьи:

Музей истории городаНаграда фронтовику в 90 лет - Орден стойкости и жизнелюбия!

Музей истории городаЖенщина - "Горячее сердце"

Музей истории городаКомсомолу -95!

Музей истории городаПетровой Маргарите Анатольевне

Музей истории города"Говорят, что уходят года..."

Рейтинг: 0 Голосов: 0 326 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

АНКЕТА