Версия сайта для слабовидящих
Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
A A A
Изображения:

М.Е. Ерошов

21 декабря 2017 - Гаврилова Н.П.

                                         Ерошов Михаил Ефимович

Вам знакомо имя первого главного инженера Электрохимического завода города  Зеленогорска Михаила Ефимовича Ерошова? Нет? Да? Тогда вам точно надо почитать его воспоминания из сборника «Всё должно оставаться людям…». Читайте на музейном сайте учреждения.

  Воспоминания  М.Е. Ерошова «Обстоятельства складываются так…»

 " Обстоятельства, как я думал, складываются так, что нас «первых», за давностью лет, забыли,  и сама память о нашей работе потускнела. Однако,  к моему удивлению и радости, внезапно получил письмо от К.Н. Полоскова – первого начальника строительства с предложением и просьбой написать свои воспоминания о том, как это было.

            Когда я прибыл в Заозёрную, то место для города и предприятия было выбрано при самом активном личном участии, ныне покойного директора А.С. Александрова. Началась работа над Генеральным планом объекта и города. Начальник строительства Константин Николаевич  Полосков дни и ночи работал над созданием производственной базы строительства. А место совсем необжитое. И это было очень трудным делом. Такого безлюдья и таёжной глухомани мне не приходилось видеть ранее на Урале и в Томске. Это был уже мой третий объект, в котором было нужно ещё раз пройти весь путь:  от первой поваленной осины, до готовой продукции. В этот раз мне предстояло выступить в новом качестве – главного инженера комбината.    Жить, разумеется,  было негде. Первой моей квартирой была койка в гостинице в городе  Заозёрном. Старый двухэтажный дом, на улице -  колея в грязи, сантиметров сорок… Решено было построить три  домика для руководящего состава, в самом Заозёрном. Позже эти деревянные домики назывались в шутку «Дворянским гнездом». Переселился я в один из этих  домиков и долгое время жил вместе (без семьи) с Алексеем Алексеевичем Смирновым, очень разумным, деятельным и грамотным организатором нашего режима. Ему тоже было тяжело, ничего и никого под рукой. Все решения, в условиях отсутствия прямой связи с Москвой, он не колеблясь,  принимал сам, не стесняясь «вышестоящих».

            Первая наша контора — в деревенской избе, бухгалтер с печатью в кармане (Иван Сергеевич, а фамилию не помню), директор предприятия и я – главный инженер, вот и вся дирекция… Документы первые подписывали на подоконнике. Приезд мой первый был кратким, так как Анатолий Сергеевич Александрова  отправил меня в длительную командировку. Поручений всегда было хоть отбавляй. Вторично и «насовсем» я прибыл на место в 1956 году. Началась работа над Генеральным планом застройки города. Здесь проявились выдающиеся способности видеть вперед и предусмотреть события у фактического руководителя и идеолога генерального плана – А.С. Александрова. Многие из его предложений заложены в генеральной застройке города. Одним их красивейших стал новый город, прежде всего благодаря личным качествам Анатолия Сергеевича. При нём поднялись основные контуры застройки будущих улиц.

            Но строить на пустом месте всегда сложно. В тайге это было непросто сделать ещё и потому, что первых строителей заедала мошка. Это было бедствие, работать фактически было нельзя. А.С. Александров поручил мне, предоставив самые широкие возможности, решить эту задачу самому. После длительных консультаций с энтомологами – специалистами было решено организовать опыление площадки с воздуха. Для этого был нужен аэродром. Начальник строительства К.Н. Полосков, с присущей ему напористостью, сделал со своими солдатами полевой аэродром за 4-6 дней. Тогда я по договору с Управлением ГВФ получил (не помню сколько) самолёты ЯК-12 с распылителями. И мы организовали опыление строительной площадки. За лето на площадку строительства было сброшено (подумать страшно) более 400 тонн дуста! Тогда никто не знал, что это яд. Однако,  строить стало можно, хотя в окрестностях дохли и куры и змеи. Это была первая моя практическая работа на красноярской земле. Как водится, дирекция строящегося предприятия, работает по принципу «делать всё, что требуется».  Помню, после этой работы, А.С. Александров потребовал мой план работы. В плане первым пунктом стояло – «создание библиотеки». «Библиотеки?» — спросил он. «Да!» — последовал мой ответ. — Завод и город мы построим за пять  лет. А вот библиотеку мы за пять  лет не соберем. Тем более, что массу людей надо учить новым специальностям, а без книг это невозможно».

       Много я занимался библиотекой; трудно это давалось, но все же несколько тысяч их было привезено на красноярскую землю (думаю,  при мне было более 15 тысяч книг).  Но мне показалось, что мой, несколько необычный план,  А.С. Александрову понравился…

            Запомнившимся мне событием было строительство деревянного клуба и школы (по-моему,  месяцев за 4-6). Если память мне не изменяет, то это было в 1957 году. Как сумели строители проделать это ещё при отсутствии тогда строительной базы, понять трудно, но они это сделали. В то время эта работа была большим достижением.

        Запомнился такой штрих:  А.С.Александров не имел на то никаких прав, купил для этого деревянного клуба большое количество картин, затратив на них без разрешения, около 200 тысяч рублей. Я спросил его: «Зачем нам это сейчас?». Он ответил, что это «не для -  сейчас», а на — будущее, потом их с огнем не найдешь»…        Интересно, где они эти картины сейчас?

            Все рабочие дни были заполнены проверкой, поправками, спорами с проектировщиками по поводу посадки корпусов завода, где расположить ТЭЦ, где лучше перебросить мост через р. Кан, где сделать в городе озеро, какую «тыловую часть эксплуатации» нужно создать. Значительная доля в деле формирования основных положений архитектурной застройки города принадлежит Ю.С. Полосковой.    Уже тогда было решено, что времянок в городе не должно быть, что вся строительная часть должна быть отнесена в Орловку, ТЭЦ удалить (её привязали в месте, по — моему, более красивом, чем сам город), мечтали и о своём аэродроме.

        Но пока месили грязь на промплощадке. Кино, увы,  в Барге не было,  только радио, -  вот и вся связь с миром.   Хотелось как-то улучшить социальный климат в нашей таёжной жизни. После долгих раздумий и консультаций я предложил А.С. Александрову «построить свой телецентр на горе над р. Кан». Ничего у нас не было, кроме желания построить. Денег тоже не было. Однако, А.С. Александров моё предложение одобрил и взял на себя риск в 400 тысяч рублей.  Для того, чтобы понять, проходят ли через горы сигналы к д. Барга через отроги Саян, от вновь построенного в Красноярске телецентра, было решено сделать эксперимент. Телевизор во всей округе был только у нас (привезли из г.Томска). На гору в Барге подали кабель  электропитания. Майор, кажется, Зейферт – энтузиаст нашей затеи, сумел с солдатами поставить на горе, на большой ели, антенну. Протазанов В.М. и я, в ящике с ручками, занесли на гору телевизор и поставили на пень. Включили. Радости не было конца – сигналы Красноярского телецентра были устойчивыми. В морозную ночь смотрели мы «Тихий Дон». Зимой,  на горе, среди елей … не забывается такое. Теперь дело стало за проектом. Все технические условия к проекту делал я сам, и эскизы делал тоже сам. Не помню, кто делал рабочие чертежи, но К.Н. Полосков возглавил эту работу с большим энтузиазмом. А.Ф. Крупович относился к идее телевидения как-то сдержанно, с опаской. На гору целиком строители сумели тракторами затащить дом и поставить металлическую,  70 метров  высотой мачту.

            Перед строительством станции А.С. Александров и я фотографировались на той горе. Но оборудования,  разумеется,  никто не планировал. На Львовский завод был командирован с письмом, полномочиями Ю.М. Горчаков, который привез аппаратуру спецрейсом самолётом из Москвы в Красноярск. Большую роль в становлении всего телевидения на объекте и Красноярском крае играл т. Кожаев, которого я «увёл» с Красноярского телецентра. Не помню,  в каком месяце, но по- моему,  летом (?) твердо помню, что около 18.00 часов, мы включили ретранслятор. Я находился на горе, на станции,  вместе с Кожаевым (имя,  отчество -  не помню). По телефону, от станции в Барге,  я соединился с домом в Заозёрном, где Александра Вениаминовна Шейнина включила единственный на всю округу телевизор «Темп-2». Вдруг я услышал: «Вижу хорошо сетку». Она и была первым телезрителем в этом таёжном краю.

            Шуму было много. Ехали десятки людей, все требовали, просили и консультации,  и помощи и т.п. Московское радио объявило о первом ретрансляторе в Восточной  Сибири. Секретарь райкома партии т. Кардаш не раз приходил ко мне домой посмотреть телевизор. Объединённый партком по этому поводу специально собрался и вынес мне и строителям благодарность. Это было необычно, так как чаще объявляют взыскания, чем благодарности. Словом, с той поры телевидение вошло в Восточной Сибири в нормальный быт людей.

            Время  потребовало уже решения насущных вопросов технического порядка. Важно было обеспечить такую последовательность строительства объектов, которое оптимальным образом приближало пуск первых агрегатов. Это можно   сделать в том случае, если строительство объектов будет вестись соответственно технологическому процессу получения конечного продукта. Например, по схеме «дорога-склад-транспортный цех-столовая-пожарное депо»  -  в последнюю очередь вспомогательные цеха – главный корпус и т.д.

            Следует отметить, что не всё это удавалось, но ненужного антагонизма «спихотехники», между строителями и дирекцией строящегося предприятия,  не было, они полностью отсутствовали, несмотря на то, что люди в руководстве, по своему укладу были очень разные.   Прежде всего эту дружную и слаженную работу нужно отнести за счёт личных качеств А.С.Александрова. Его государственный подход к делу, большая эрудиция, постоянная работа над собой, редкие способности (при мне, за девять месяцев,  сам изучил английский язык), личное обаяние были незаменимыми в этих условиях.  Мне приходилось неделями с большим напряжением просматривать и писать замечания по проекту. О себе в те годы думали мало. Следствие этой напряженной работы – пришлось надеть очки.

            Город принимал свои очертания, вырисовывались улицы, кварталы, начальная застройка, по-моему, было сделана достаточно организованно. Нужно было давать названия улицам. А.С. Александров эту работу проводил «конкурсным» методом. Наибольшее число названий улиц города принадлежит нашему архитектору Юлии Сергеевне Полосковой. Я не знаю,  сохранились ли эти названия теперь, но тогда они мне очень нравились. Эти названия носили  как бы исконно русский характер, вышедший из древних городов.  Нагорная, Набережная, Студёная, Солдатская, Болотная, Школьная (теперь ул. Горького),  где была первая школа.

            Пришлось думать вперед. Ещё не начата, как следует работа по первой очереди, как пришлось заниматься документацией со второй очередью. Выбрать площадку для промышленного строительства. Я заказал вертолет и летел с ним от Красноярска. Рядом со слюдяной фабрикой вертолёт совершил посадку. И вдруг… из ворот фабрики к вертолёту бежали женщины, которые бросили работу,  чтобы посмотреть на невиданный по тем временам в тайге вертолёт… Все они были с ножами в руках… Как работали с ножами, так и побежали к нам. Пилот тут же стал давать газ  и  подниматься…, но я его успокоил,  и мы мирно вышли к толпе женщин. Площадка была сначала обследована с воздуха, а затем выбрана и на земле.  В бурном темпе строительства время летело незаметно, и поскольку директор А.С. Александров не видел «живым» этого специального производства, я решил показать ему его в натуре, где я в качестве технолога и начальника цеха прошёл все цеха первой очереди «по пуску».  Мы были в Свердловске летом достаточно много времени, где Анатолий Сергеевич вел специальный дневник из записей и своих впечатлений. Он всегда учился.

        Однажды, под Новый год, мне ночью  позвонил Анатолий Сергеевич и сказал мне, что скончался А.П. Завенягин (государственный деятель, генерал-лейтенант, министр среднего машиностроения СССР с 1955 по 1956 гг., трижды Герой Социалистического Труда — прим. редактора).   Это была большая утрата для всей страны. Меня он лично как-то приметил и относился с вниманием и поддержкой. Вручал мне Лауреатскую медаль. Он очень хорошо лично знал и уважал А.С.Александрова.  На другой день я пришел к Анатолию Сергеевичу и сказал ему, что теперь долго он здесь работать не будет,  и я тоже, поскольку на место Завенягина, по-видимому, будет назначен Чурин А.И….   Анатолий Сергеевич возмутился и с негодованием отверг эти, как он выразился,  «инсинуации». Однако,  через два месяца он пригласил меня к себе в кабинет и молча протянул короткий приказ Б.Л. Ванникова, где было написано, что он освобождается от занимаемой должности. Причин к этому никаких указано не было – «освободить» — и всё.    Началась «смена караула». Вскоре и я уехал в Обнинск».

                                                                     Материал подготовлен Н.П. Гавриловой, заведующей отделом «История города»

Похожие статьи:

Новости"Я помню, значит смогу передать..."

НовостиТвои люди, Зеленогорск

Новости«Всё должно оставаться людям…»

НовостиК 100-летию Октябрьской революции!

НовостиПродолжает работу выставка "Эпоха перемен"

Рейтинг: 0 Голосов: 0 192 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

АНКЕТА