Версия сайта для слабовидящих
Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
A A A
Изображения:

Я помню, значит. смогу передать...

12 декабря 2017 - Гаврилова Н.П.

                     «Я помню, значит, смогу передать… Дети войны — о войне»

Сотрудники отдела «История города» продолжают знакомить  посетителей музейного сайта с рассказами ветеранов из историко-литературного сборника «Я помню, значит, смогу передать…Дети войны – о войне».  Сегодня – воспоминания Гальцова Алексея  Захаровича,   председателя Зеленогорского первичного отделения Красноярской региональной общественной организации по защите прав старшего поколения «Дети войны». Имеет статус «Дети войны».

                                           «Защитники Отечества. Три брата – три солдата».                         

Гальцов Михаил Захарович, 1925 года рождения. Участник Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., снайпер. Пропал без вести на фронте в марте 1944 года.  Гальцов Александр Захарович, 1931 года рождения. Служба в Красной Армии в 1950-1953 гг.  Шабанов Николай Алексеевич (двоюродный брат) 1932 года рождения, чекист. Служба в Красной Армии 1951-1954 гг.

Я и мой брат Николай являемся  представителями  поколения «Дети войны».       Мы — уроженцы хлебородного Алтая, закалённые Сибирью, один из них прожил свою короткую жизнь «как миг», двух других она задержала, помиловала… Весна в 1945 году была у нас дружной и полноводной после затяжной зимы с морозами, буранами и высокими сугробами. Все с нетерпением ждали окончания войны, и час настал – Победа!

По такому  радостному событию в центре села построили неказистую трибуну, пахнущую свежей древесиной, выстлали досками площадку для ораторов и артистов. В объявленное время собрались сельчане       нарядные, смеялись, радовались наступившему долгожданному и самому желанному празднику. Мелькали гимнастёрки в наградах, фуражки и пилотки. Вспоминали тех, кто не вернулся, плакали, успокаивали себя  и других, что живы они – кто-то без вести пропал, да и в плену много оказалось, и среди них есть обязательно наши – надо надеяться и ждать.

А праздник удался на славу: с митингом. С духовым оркестром. Прошли мимо трибуны пионеры, и я,  среди них,  был барабанщиком. Прошли школьники, сельчане, а Александр участвовал в спортивной эстафете, он у нас бегун замечательный и пловец, кстати, тоже. Как-то я спросил двоюродного брата Николая:

— Ты помнишь, — спрашиваю, -  праздник в честь дня Победы?

— Помню, говорит, — только я на нём не был, мы вовсю сеяли, и нас не пустили, отправив только троих парней.  В ту пору Саше было 13 лет, а мне – всего десять.

Довоенные годы вспоминают старшие и с радостью и с тяжестью: поступил в колхоз трактор – радовались, провели в село радио – диковина: «Загудели-заиграли провода, мы такого не видали никогда!» от кинофильма «Чапаев» дух захватывало; по нескольку раз люди ходили смотреть. Разоблачили врагов народа Ежова, Ягоду – начали царапать им глаза в учебниках.  Висели плакаты: «Уборка – дело сезонное, и она не может ждать. Успел с уборкой – выиграл, опоздал с уборкой – проиграл!» И.Сталин.

Настало время, и пошли полуторки, подводы с зерном и плакатами: «Хлеб – Родине! Успехи – на лицо». Молодёжь поголовно вовлекалась в спортивные кружки и общества: «Ворошиловский стрелок», «Осоавиахим», позднее – ГТО. Доступные и всем хорошо известные спортивные снаряды: подтягивание, бросание учебной гранаты, диска, лук и стрелы, бег на дистанции. Личные рекорды заносились в журнал. За хорошие показатели и достижения в жизни сельчан (да и города тоже) боролся местный орган партии. Он же  и отвечал, если показатели не достигли поставленной цели. За провалы могли привлечь даже к уголовной ответственности, и такое случалось.

Доходили до нашей глубинки изменения, происходящие в стране: Днепрогэс, Магнитка, Туркестан — Сибирская железная дорога, Беломорканал,  огромные стройки.  Всюду -  сжатые сроки, новые гиганты: Комсомольск-на-Амуре, а это  и судостроительный и авиационные заводы, и Норильский горно-металлургический комбинат, Красноярский машиностроительный завод. Уже тогда сбылись слова И.В. Сталина: «У нас нет на развитие ни 100, ни даже 50 лет. У нас есть всего 10 лет, и нам нужно успеть, иначе наши враги нас сомнут». До войны с Гитлером оставалось менее десяти лет.

Семья Гальцовых в эти годы переживала семейную трагедию, на долгое время выбилась из ритма жизни, заставила о многом задуматься и не по годам повзрослеть. Как рассказывала мама, отец наш,  Гальцов Захар Романович, по образованию растениевод, многие годы работал в системе «Заготзерно» (приёмка от поставщиков продуктов растениеводства, хранение, переработка, отгрузка в госпоставки).  Однако в 1938 году был обвинён следствием за якобы порчу зерна. Под судом оказались шесть работников во главе с директором, всем дали разные, но большие сроки, нашему отцу – десять  лет.

Правда, первые годы от отца шли письма (из Ачинска), были даже посылки. Как любил сыновей, такие  и подарки посылал, чтобы понравились. Как выходил из положения, неизвестно, но мама, зная его, говорила, что он и там не пропадёт. Маму по знакомству  взяли на работу в сельский Совет сторожем-истопником и курьером одновременно. По роду работы ей положена была служебная комнатка. Потом она часто брала меня с собой, чтобы ей было спокойнее ночью. Дома  Миша был за старшего.  Он присматривал за Сашей.

Жизнь была несладкая, хлебнули горя, холода и голода.  Остановлюсь на двух событиях. Как-то мама утром (я был с ней на работе) громко говорила по телефону. Звонили из края, хоть и было воскресенье. Разговор она передала начальству. Пришли домой, тут она расплакалась. «Ребятки! — говорит. —  Война! Как теперь жить будем?» И  близко прижала к себе, обнимая, Михаила, нашего Миню. Он родился у неё на масленицу, а сейчас  шёл ему уже семнадцатый год. Ей, матери, подсказывало сердце – наступает самое, может быть, тяжёлое испытание. Сколько оно продлится,  в конце концов, кто – кого, там, на фронте?

Война сменила радость людей на суровость, лица их нахмурились. Весёлые песни и частушки уступили место песням военным.

Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!

С фашистской силой тёмною, с проклятою ордой!

Пусть ярость благородная вскипает, как волна!

Идёт война народная, священная война!

Всенародной любимой стала песня «Жди меня» на слова поэта Константина Симонова.

Поздней осенью 1941 года через реку Чарыш на лодках переправляли новобранцев – молодых ребят. Дул холодный порывистый ветер, но люди стояли на берегу, как бы помогая своим присутствием. Волной захлестнуло одну лодку, перевернуло, люди оказались в воде. Троих течением так и унесло, спасти их не удалось. Когда река успокоилась, тело одного погибшего обнаружили – зацепилось за кусты… В 1942 году заговорили о трудовых резервах, а осенью Миню определили в ФЗО. Мама понимала, что теряет ещё одну опору, но думала, будет лучше: одет, накормлен, специальность получит. Учился и одновременно работал около года, пока не получил повестку. Домой его не пустили. Мама с Сашей пошли пешком 12 километров, повидались с ним и попрощались. Вернулись с двумя железными кружками – Миня сделал (их называли солдатскими). Пошли письма-треугольники. Брат писал, что учат на снайпера, а потом скорей всего – на передовую. В один из дней маму вызвали в военкомат, спросили, кем ей доводится Гальцов Захар Романович. «Муж, — ответила мама. — Ну ладно, иди». Это была последняя весточка от отца.

Когда я  учился в первом классе, перед новым, 1943 годом, привезли детей-ленинградцев. Школа была одноэтажной, её перегородили пополам. В классе рассадили между нами, деревенскими, чтобы дружнее были. Какая должна быть проявлена о будущем поколении забота, чтобы через всю страну, в зимнюю стужу, детей привезти к нам, в Сибирь?! Говорили о Сталине: как он всё успевает, заводы перевезённые заработали, и на фронте вроде бы как наладилось. Желали ему здоровья, посылали рапорты о достигнутых успехах. Фильмы стали показывать в клубе, прямо на улице: «Секретарь райкома», «Они защищали Родину», «Два бойца». Одна девочка  увидела идущий со стены на неё танк, испугалась, залезла под скамейку. 

Нравилось взрослым смотреть также киножурналы. Письма с фронта – как их ждали, то не было, то придут сразу несколько. С доставкой тоже было непросто. Миня писал короткими весточками: «Привыкаю к боевой обстановке, был на задании, вернулся, готовят к следующему; не беспокойтесь, со мной всё в порядке. Саша и Лёня, слушайтесь маму и хорошо учитесь, как бы трудно ни было. Ждите, мы обязательно победим». Позднее узнали, что разведчикам, снайперам, писарям (была такая служба) цензура не пропускала в письмах подробностей. Считалось разглашением тайны.

К сожалению, «всё в порядке» у Михаила было до марта 1944 года, когда пришло в нашу семью очередное горе: «Ваш сын, Гальцов М.З., 1925 г.р., рядовой, пропал без вести». 19 лет и один месяц от роду. До окончания войны оставалось чуть больше года, самого победоносного этапа борьбы советских людей с проклятым фашизмом, идиотом Гитлером.

Война, наконец, закончилась, но не для всех. В августе 1945 года советская Армия освободила часть территории севера Кореи от японского господства совместно с силами корейского народа. В сентябре 1945 года в Южную Корею высадились войска США в соответствии с Ялтинским соглашением  (февраль 1945 г., Ялта) для принятия капитуляции Японии. Таким образом, Корея оказалась разделённой на две враждующие стороны. Противостояние продолжалось до 25 июля 1950 года, когда южно-корейская сторона развязала военные действия против Северной Кореи при поддержке США. Так началась корейская война, которая шла с переменным успехом. Китайская Народная Республика всё это время оказывала военную помощь КНДР (Северная Корея), а также  живой силой – китайскими добровольцами.

Моего брата Александра призвали отдать долг Родине  весной 1950 года; теперь уже от него пошли письма. Оказался в авиации, хотя шесть классов образования; учат на шофёра, а служить четыре года. Авиация! Вначале была Чита, потом Спасск-Дальний. Так, наверное, там и дослужит, рассуждали родные. Да не тут-то было. Как и где ему пришлось дослуживать, рассказал он мне через 20 лет спустя, так как все эти годы жил «под подпиской о неразглашении военной тайны». После учёбы за ним закрепляют американский «Студебекер», снабжённый полевой радиостанцией. Оборудование, техника и бытовые условия позволяют длительное время  работать в автономном режиме. Экипаж – шесть человек военнослужащих. Вскоре объявили, что им предстоит длительная командировка в дружественный Китай. Погрузились на платформы и в одну из ночей пересекли советско-китайскую границу. Около двух месяцев эшелон стоял не выгруженным, а около двухсот советских солдат и офицеров переодели в китайскую форму, выдали всё необходимое для боевых нужд, присвоили китайские имена, предупредили о соблюдении полной конспирации.

Переписку с родными ограничили, а написанное проверялось, «лишнее» убиралось, и заново переписывалось. «Ничегонеделание» стало надоедать, когда также ночью объявили построение, сделали перекличку. Коротко объяснили, что поставлена серьёзная задача в оказании братской  помощи  корейскому народу, т.е. принять участие в боевых действиях, поэтому надо быть готовыми ко всему. Советский Союз в соответствии с договором о взаимопомощи поставлял Китаю авиацию вместе с лётным составом для чего опознавательные знаки перекрашивались — на китайские. В апреле 1951 года эскадрилья из двух полков по тридцать самолётов-перехватчиков под командованием генерал-полковника авиации, трижды Героя Советского Союза Ивана Никитовича Кожедуба, вступила в военные действия.

Активное участие в работе с военнослужащими принимали советские партийные работники. Был мобилизован для этой цели будущий первый секретарь Красноярского крайкома КПСС О.С. Шенин. К сожалению, из этой категории «китайских добровольцев» одиннадцать домой не вернулись. Для всех советских военнослужащих была установка: считалось позором оказаться в плену, т.е. живым, особенно из летнего состава, отсюда были и потери.

В задачу экипажей входило круглосуточное наблюдение за прохождением авиации противника передача достоверной информации по специальному шифру своей стороне (в этой теме, особенно терминах, я всего лишь пересказчик). Были случаи обнаружения этих «точек наблюдения» с трагическими для экипажей последствиями. Сплошные бомбометания по промышленным объектам, электростанциям и плотинам: выжженная земля и огромные жертвы среди мирного населения – вот как брат характеризовал итоги вмешательства США в Корейский конфликт.

Ровно через год, как Саша говорил, «число в число», он вернулся на Родину, в свою часть, а через три дня дали отпуск на 30 суток. В те годы для солдат это считалось большой роскошью. На сберкнижку брата перечислялись положенные ему рубли, так что приехал он приодетым и с хорошими подарками. А мама заметила, что Саша наш стал как бы заикаться и веко правое шевелится при еде. За военные успехи брат привёз медаль с изображением Мао Цзэдуна   и надписью китайскими иероглифами. Наш дядя Гриша, животновод, так отозвался о медали: «Ты, Шура, слава богу, что вернулся, возмужал не по годам, а медаль эту выбрось…». Как в воду глядел. До вооруженных столкновений на советско-китайской границе оставалось совсем немного времени. К сожалению, всё это происходило в моё отсутствие, так как в октябре 1952 года по комсомольско-молодёжному набору я оказался в Комсомольске-на-Амуре. Но это уже другая тема и другой рассказ.

В мирной трудовой жизни Александр без отрыва от производства закончил семь  классов вечерней школы, затем заочно – техникум с педагогическим уклоном. Отдохнув от учебников, решил учиться дальше в институте. Учёба давалась с трудом, но закалка «китайского добровольца» не подвела. Переходя с курса на курс, он шутил: «Трудно? -  спрашивают, — учиться заочно? — Первые  десять лет, — отвечал студент». Вот так была поставлена система обучения: доступно, бесплатно, с охватом большого круга населения страны.

С двоюродным братом Николаем мы росли вместе с самых малых лет. В своей  семье -  он один, нас – трое. Игры -  общие, работа по хозяйству: вода, дрова, уборка урожая. Мы среди взрослых, как жуки.

Дядю, нашего крёстного, Шабанова Алексея Ермолаевича, 1910 года рождения, взяли на фронт в первую мобилизацию – 5 июля 1941 года. Сражался под Москвой, затем -  на Волховском фронте, где и погиб в 1942 году. Сведения о нём и Михаиле Гальцове навечно занесены на стелу Победы в родном селе.

Николай про свою службу рассказал не сразу. Как оказался на целине, пожалуйста, всё подробно. Только позднее довелось узнать, в каких непростых условиях отдавал честь Родине наш брат-сибиряк. В тот  пятьдесят первый год, в Москву в дивизию имени Дзержинского прибыло из далёкого сибирского села тринадцать призывников-новобранцев, в том числе наш Николай. Служба, как он рассказывал, была интересной. Армия, в лучшем смысле слова, ковала человека, научила дисциплине и собранности. Дивизия  относилась к Министерству  госбезопасности. Задачей была ликвидация бандитов и поддержание порядка в городе Москве. Командовал дивизией майор Пияшев. Герой Советского Союза, получивший это звание за оборону Москвы. Николай рассказывал, что за время службы он участвовал в пяти парадах на Красной площади. Принимали парады маршалы: Тимошенко, Говоров, Жуков. Сам парад – зрелище красивое и торжественное. В 1953 году Николай продолжал служить в дивизии, поддерживал внутренний порядок столицы.

Ему довелось даже хоронить Сталина. Случилось это 3 марта 1953 года. Дивизию подняли по тревоге: «Сталин умер». И повезли к Колонному залу. Николай стоял у третьего подъезда, через который пропускали простой народ. Через первый шло правительство, через второй — деятели культуры, интеллигенция. Сдерживать натиск толпы помогали автомобили ЗИЛ, выстроенные в два ряда, что не всегда получалось. Люди давились. Зрелище было ужасное. Николай хранит фотографию И. Сталина в армейском альбоме, поскольку считает, что это история страны и его жизни. От этого никуда не денешься.

Весна 1954 года брат, наконец-то, демобилизовался. Это время -  начало грандиозной по масштабам работы, названной «поднятие целинных и залежных земель» на огромных территориях области Западной Сибири и Казахстана. Наш Николай оказался в одном  из первых отрядов. Спустя два года Николай вернулся, наконец, на Родину, где его ждали мама, будущая супруга и тоже …целина, но уже алтайская.

Каждый из нас когда-то, может быть, не раз, задумывался о своей судьбе: почему так, а не по-другому сложилась его жизнь, ищет и не может найти причины, осуждает себя и окружающих. Мудрец сказал: «Не мы выбираем судьбу – судьба выбирает нас». Историки утверждают: на судьбу нашу и жизнь влияют эпохи, а порой, и исторические личности. В этом есть своя правда, и прослеживается она по хронологическим событиям.

В XIX веке царём было отменено в России крепостное право. Люди стали свободными, потянулись в города, в Сибирь на «вольные хлеба», покидая свою малую Родину. А в этот период, кстати, создавали свой труд К. Маркс и Ф. Энгельс. Чуть позже родились В. Ленин и И. Сталин. В начале ХХ века мировая война уже привела к свержению царизма и образованию страны нового типа – СССР. Вторая мировая (Отечественная)  война уничтожила фашизм, а страны Восточной Европы, получив свободу, стали на путь развития, подобному СССР. И, наконец, в 1991 году из-за неудовлетворительной экономической ситуации внутри страны и на этой основе развёрнутой враждебной политики США, СССР, как страна, перестала существовать, а на бывшей территории земного шара образовались пятнадцать больших, средних и малых самостоятельных государств. События на Украине показали бессмысленность развала СССР. Часть этой страны с преобладанием русского населения – Крым и Севастополь – вернулись в состав России. Донецкая и Луганская области заявили о своей самостоятельности. Учитывая сложившуюся обстановку, иностранный капитал во главе с США повёл политику на «расчленение» уже самой России. Поэтому новое руководство страной во главе с президентом Путиным В.В. ищет пути к возрождению былой силы нашей страны.

Отсюда на фоне мировых и меньших по значению эпох и событий, формировался ранее и формируется теперь имущественный, нравственный, культурный и моральный быт семьи и человека, как личности. Отсюда  — уровень жизни и сознания общества в целом.

Что ждёт нас в будущем? Предсказать сложно. Особенно нам, пожилым людям, так сказать, неактивной части взрослого населения.

Но главное, на наш взгляд, заключается всё-таки в том, чтобы люди жили мирно, без войн, чтобы лучше жилось нашим детям, а внукам – лучше наших детей".

                                                                                                         Воспоминания  ветерана  перечитывала Н.П. Гаврилова

Похожие статьи:

Музей истории городаСоколов Н.С. Акция памяти

НовостиТвои люди, Зеленогорск

Музей истории городаВоспоминания ветерана

Музей истории городаК юбилею Зеленогорска. "Мой город"

Музей истории городаТвои люди, Зеленогорск.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 172 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

АНКЕТА